lasselanta (aeruphobia) wrote,
lasselanta
aeruphobia

а наутро выпал снег

новая пара - два советских фантастических фильма разных эпох. и вообще очень разных по сути. и оба имеют некое отношение к Стругацким. в первом - тематика, во втором - участие в сценарии. а еще - ученые в главных героях.

Таинственная стена
1967, режиссеры Ирина Поволоцкая, Михаил Садкович


пример того, как на коленке снять фантастический фильм, приправив толикой юмора, сарказма, философских рассуждений, романтики и множеством необъяснимых нелепиц.
хорошо, что фильм недлинный. раз уж авторы так и не удосужились объяснить, что это было, то часа с небольшим в общем-то достаточно.

где-то в безлюдной Сибири появляется странная аномалия - с определенной регулярностью возникает и исчезает закольцованная в купол стена из непонятной субстанции вроде силового поля. она светится, она манит к себе и даже как-то взаимодействует с учеными.

чтобы направить мыследеятельность исследователей в удобное для страны русло, к стене едут дополнительный ученый, военнообязанный мастер по ремонту локаторов и жена одного из тех, кто уже задержался на вахте.

все гипотезы о том, что на самом деле такое эта стена, почему-то упираются в самую банальную - что это нам привет от марсиан. и вот тут возникают странные ассоциации с "Прибытием".
иногда ученые пытаются контактировать со стеной - приближают к ней какие-то сообщения, например, рисунки и схемы с информацией о Земле. и там, где вильнёвские пришельцы начинают рисовать мохнатые колеса, сибирская стена отвечает например возгоранием оборудования (за киночас его погорело немалое количество). каждый, кто приближается к стене, получает дозу галлюцинаций, больше похожих на попаданчество в собственные воспоминания. и в этих галлюцинациях непременно есть кто-то, чтобы поддержать разговор о стене, а потом заявить, что вот мы тут и есть марсиане. эти эпизоды с котами, грузинскими дядюшками и планетариями сами по себе очень интересны, этакие шарады, которые надо сопоставить и выявить общее.

поиски себя и своего пути через вмешательство внешних сил - так, видимо, выглядит посыл фильма.
несмотря на мутность концепции, кино смотрится легко. в нем прослеживается такая четкая оттепельность - не только во внешних приметах из 60х, но и по духу. через попытки выдержать курс партии и правительства просачиваются смелые высказывания о чем угодно. а также неявная ирония, открытость миру, недостаток бюрократических препон на таком стратегическом объекте.

когда исчезает стена, начинает работать радио, и всегда передают Пионерскую зорьку. если бы я только теперь появился тут, я бы решил, что это планета детей и музыкантов.

фильм черно-белый, стена похожа на образующийся из набежавшей тучи огненный барьер. в общем, все бюджетно, картинка тут не главное. зато можно лицезреть уже подзабытые лица из прошлого - Татьяну Лаврову, Валентина Никулина и чуточку Кайдановского. Андрей Миронов в довольно необычном амплуа. в главной роли - неведомый мне доселе отличный актер Лев Круглый (впоследствии эмигрант).

это кино интересно также тем, что отчасти является предтечей "Сталкера".
и я чувствую, что какое-то время буду подсознательно обдумывать то, что увидела, пока оно не забылось.


Письма мертвого человека
1986, режиссер Константин Лопушанский


меня всегда интересовало, а каково это попасть в круг людей, схожих с тобой по профессии, образованию, менталитету, воспитанию, интересам? а если не только в рабочий коллектив, а еще и жить в таком окружении? а если не просто жить, а в сложных условиях бункера при ядерном апокалипсисе?
тут моя фантазия терпит крах, а иллюзий не остается.
в фильме трудовой коллектив музея вынужден выживать в подвале своего рабочего здания. понятно, с близкими, у кого есть, кто успел спрятаться, выжил. и есть среди них совершенно разные персонажи, отличающиеся своим отношением к происходящему, степенью психической сохранности и количеством надежды на единицу человека. живут в общем мирно, крутят динаму, некоторые ходят голыми для спасения бренных тел (очень не хватает шапочек из фольги). вещают пространные речи, варят еду на как бы коммунальной кухоньке.

ученый Ларсен (Ролан Быков) выхаживает больную жену, хватившую дозу облучения, а сына ему найти не удалось. конечно, душа просит считать его живым, и вместо дневника Ларсен пишет письма своему Эрику. уже возле мертвой жены, которую приходится хоронить без гроба прямо в подвале, он сочиняет текст: " если со мной или мамой что-то случится - хотя это навряд ли реально - я просил похоронить нас около шкафа с египетскими черепами". тело жены, кстати, не отличить от египетской мумии.

бросается в глаза сходство Ларсена с Сахаровым, и оказывается, что оно намеренное. герою фильма придали его достижения, точку зрения, гуманистическую позицию.

моя жизнь и моя наука оказались черным беспощадным паровозом, который наехал на все человечество

у него есть антипод, другой ученый (Иосиф Рыклин). нет, это примерно такой же образованный, интеллигентный человек. и у него даже сын есть, только рядом - апатичного вида молодой человек, плетущий какую-то чушь о новом поколении, у которого есть шансы создать новую подземную цивилизацию. но Ларсен, который потерял всех близких, не торопится ставить последнюю в жизни точку. а герой Рыклина взвешивает все шансы и отсекает любые варианты развития собственной судьбы.

и с Ларсеном случается, наверное, лучшее, что могло произойти в этой безвыходной ситуации. когда его окружение собирается уходить в другой бункер с лучшими условиями, оказывается, что группу детей из приюта, оставшуюся без покровительства пастора (его играет Вацлав Дворжецкий), который умер, никто спасать не собирается. и он остается с этими детьми, потерявшими дар речи во время катастрофы.
и обрел он цель в жизни. и научил их надежде.
и финальный исход уже не выглядит поражением - наверное, потому, что ядовитый желтый песок, которым на протяжении всего фильма заметало камеру оператора, вдруг рассеялся.


отличная работа Быкова, Рыклина, Дворжецкого.
на мой взгляд, лишними кажутся истошные крики и истерический смех, тихий кошмар больше впечатляет. а в целом - такое эпичное полотно.

выход фильма совпал с Чернобыльской катастрофой, а кто-то даже Нью-Йоркские небоскребы там углядел. так что - актуальность не пропадает. а притчевая манера (особенно в концовке) вообще не претендует на привязку к временам. а уж рассказ о том, что послужило началом катастрофы, показателен донельзя - только что Гавайи подобной вероятностью были напуганы.
немного снижающий градус поэтичного финала призыв к миру тем более не устарел. к сожалению.
Tags: 1967, 1986, кинематограф, кинораскопки, наше кино, письма мертвого человека, секта свидетелей сталкера, таинственная стена
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments